Анатомия надежды – Жаннин Восберг

האנטומיה של התקווה

Почему некоторые люди сохраняют надежду, несмотря на постигшее их тяжелое заболевание, в то время как другим это не удается? Может ли надежда изменить течение болезни и помочь человеку побороть ее?

Я искала этот ответ в жизни нескольких необычных больных, с которыми я имела честь познакомиться в течение последних 15-и лет. Они толкнули меня к путешествию из места, в котором не существует надежды туда, где ее нельзя потерять. В ходе путешествия я поняла разницу между настоящей и ложной надеждой. Я видела случаи, в которых больные боролись за право на надежду, и, несмотря на скептиков, они цеплялись за надежду, когда все вокруг теряли ее. Одна женщина доказала мне, что даже когда нет надежды для тела, всегда существует надежда для души. Каждый из тех, кого я встречала, помогал мне увидеть еще один аспект анатомии надежды.

Надежда – это одно из наших основных чувств, но нам редко удается объяснить его. Многие путают надежду с оптимизмом, который является распространенным подходом к жизни, в соответствии с которым «все будет хорошо». Но надежда отличается от оптимизма. Надежда не вытекает из позитивного мышления или из того, что мы услышали положительный прогноз. В отличие от оптимизма надежда крепко привязана к реальности. Несмотря на то, что понятие «надежда» не имеет конкретного определения, я нашла одно, благодаря которому мне удалось частично осознать то, чему вы меня научили: «Надежда – это чувство возвышения, которое мы видим, когда перед нами простирается путь в лучшее будущее. Надежда не игнорирует существенные препятствия и падения в дороге, которую вам предстоит пройти. Настоящая надежда не вытекает из иллюзии»…

Этот подход придает нам смелости противостоять сложным ситуациям, с которыми мы сталкиваемся, и дарит способность преодолеть их. Для многих людей, с которыми я познакомилась, настоящая надежда являлась не менее важной, чем прописанные лекарства или медицинская процедура.

В биографиях больных врачи пытаются найти намеки, семейную историю, места работы, поездки, привычки и половые контакты, чтобы найти ответ клинической загадки. Семейная история предоставляет информацию о генах и их влияние на шансы развития того или иного заболевания. Место работы может предоставить информацию о возможном контакте с канцерогенными химикатами или токсичными металлами. В поездках в разные концы света человек может подвергнуться воздействию микробов, вызывающих редкие заболевания. Привычки, такие как курение и потребление спиртного могут спровоцировать развитие патологий. Изучение половых контактов помогает выявить венерические заболевания, такие как сифилис, СПИД и гонорея. Установка диагноза в сложных случаях и подбор подходящего лечения являются увлекающей интеллектуальной задачей. Но истории заболеваний и биографии пациентов предоставляют нам возможность приоткрыть завесу над другой тайной: Как надежда и отчаяние объединяются в формуле излечения?

Во многих книгах популярной литературы говориться, что позитивные чувства влияют на организм, как во время болезни, так и при полном здравии. Большая часть этих утверждений расплывчата и необоснованна. Эти книги описывают надежду как волшебную палочку-выручалочку, которая сама по себе приведет к полному выздоровлению. Но, как рациональные люди, мы не верим этим утверждениям о надежде. Как человек, ежедневно встречающийся с больными, я ежедневно открываю для себя то стимулирующее чувство надежды, которое содействует выздоровлению.

Вопрос в том, существует ли материальная биология надежды? Каковы ее возможности? Каковы ее ограничения?

Исследования показали, что изменения в настроении могут изменить неврологическую химию. Вера и чаяние – ключевые составляющие надежды – могут облегчить боль посредством выработки эндорфинов, которые в определенной степени имитируют действие морфия. В определенных случаях надежда может иметь существенное воздействие на основные физиологические функции, такие как дыхание, кровообращение и моторные функции. В ходе болезни можно относиться к надежде как к элементу, обладающему эффектом домино и запускающему цепную реакцию, в которой каждое звено увеличивает шансы на улучшение. Надежда, несомненно, меняет нас как морально, так и физически.

Надежда возможна также в тяжелые времена. Это может быть молитва, пожелание или просьба о неожиданном изменении в течении болезни. Даже когда положение кажется беспросветным, мы можем остановиться на минуту и напомнить себе и другим, что облегчение и помощь могут прийти абсолютно неожиданно. Эта надежда может быть связана с окружающими нас близкими и их любовью к нам. Она также может быть связана с тем, как мы будем жить, начиная с этого момента. В тяжелый день попытайтесь найти время для пожелания или короткой молитвы с просьбой о минуте покоя или визите любимого человека.

Пока есть жизнь – есть и надежда.
Изо дня в день я ищу надежду для людей, с которыми я встречаюсь,
для своих близких и для самой себя.
Это вечный поиск, которому нет конца.